АНДРЕЙ МОВЧАН — ЧТО НАС ЖДЕТ В 2021 ГОДУ

9 минут чтения

АНДРЕЙ МОВЧАН
ФИНАНСИСТ, ОСНОВАТЕЛЬ ГРУППЫ КОМПАНИЙ ПО УПРАВЛЕНИЮ ИНВЕСТИЦИЯМИ MOVCHAN’S GROUP,
ЭКСПЕРТ МОСКОВСКОГО ЦЕНТРА КАРНЕГИ

Прогнозы в Новый год пишутся не потому, что именно в этот период времени хрустальный шар в руках аналитиков наиболее прозрачен, а потому лишь, что человеку свойственно планировать по расписанию – от года к году. Но – в Новый год или на 1-е мая – прогнозы дело неблагодарное: разница между «плохо» и «хорошо» в мировой политике и экономике невелика, а существенные факторы либо непредсказуемы (как COVID-19), либо (как пузырь на рынке) создают накопительный эффект, в котором момент перехода количества в качество заранее непонятен. 

Большинство прогнозов сводится к экстраполяции существующих тенденций – так уж устроен человек, что идти вперед ему удобнее, если он при этом смотрит назад. Прогнозы на 2021 год не будут исключением: они будут говорить про победу над вирусом, возврат к нормальной жизни, восстановительный рост на фоне ультрамягкой монетарной политики, масштабную поддержку рынков.
Вопрос верности этих прогнозов останется открытым. Можно даже сказать (по многолетнему опыту), что если прогнозы в итоге совпадут с реальностью, то это будет счастливая случайность. А коль скоро так, под Новый год можно вспомнить еще одну традицию человечества – дарить друг другу на праздник добрые пожелания. И правда, можно позволить себе помечтать о том, что хорошего (но очень маловероятного) может случиться в 2021 году. Ниже – 10 таких событий-пожеланий, которые в 2021 году могут произойти, но почти наверняка не произойдут. В конце концов, новогодние пожелания не должны быть реальными; наш мир развивается от чуда к чуду, иначе бы он давно уже перестал существовать.

Вакцины от COVID-19 уничтожат угрозу вируса уже в первой половине года, а к лету наш мир вернется к той же свободе, какая была у нас до февраля 2020 года. В это очень хотелось бы верить, но увы – первые попытки промышленного производства вакцины, сделанные Россией, оказались неудачными; неизвестно, насколько лучше пойдут дела у других производителей. Кроме того, само вакцинирование большинства населения хотя бы развитых стран займет многие месяцы; при этом, похоже, что иммунитет к этому коронавирусу держится очень недолго и ревакцинирование будет нужно производить не реже раза в 6 месяцев, а то и раза в квартал – вещь совершенно невозможная.

Созданная для разработки вакцины от COVID-19 платформа для создания РНК вакцин позволит в короткие сроки создать и испытать аналогичные вакцины от многих тяжелых заболеваний – в 2021 году мы увидим близкую победу над спидом, малярией, туберкулезом. Этот прорыв предсказывает сам Билл Гейтс (тот самый, который всех хочет чипировать) – однако не всё так просто: использованная технология не обязательно окажется применима к другим возбудителям, а даже если окажется – потребуются годы испытаний и доработок, прежде чем новые вакцины появятся на рынке.

МОЖНО ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ ПОМЕЧТАТЬ О ТОМ, ЧТО ХОРОШЕГО, НО ОЧЕНЬ МАЛОВЕРОЯТНОГО, МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ В 2021 ГОДУ

Серия затяжных конфликтов – в Ливии, в Сирии, в Эфиопии завершится в 2021 году благодаря международным усилиям. На уровне ООН будет совершен прорыв в модернизации системы международной безопасности и предотвращения конфликтов, начнется реформа «войск ООН». Эти процессы давно напрашиваются – но, увы, похоже, что главные акторы на международной арене не заинтересованы в усилении и росте эффективности международных организаций – они могут помешать крупнейшим странам реализовывать свои интересы в разных регионах мира

Вслед за ОАЭ и Бахрейном Саудовская Аравия установит продуктивные отношения с Израилем; сближение станет активным трендом, еще 4–5 стран региона в 2021 году становятся экономическими партнерами и политическими союзниками
Израиля или нейтральными государствами. Этот процесс был бы естественным и выгодным всем сторонам – но нельзя недооценивать и силы, которые будут ему всячески противиться, начиная с местных арабских элит, боящихся конкуренции с израильскими бизнесами, и заканчивая новой американской администрацией – наследницей любителей заигрывать с организациями типа ООП и видеть в Израиле агрессора и оккупанта.

Будет готово и подписано всеобъемлющее торговое согла­шение между США и Китаем, разрешающее основные противоречия и определяющее границы соперничества в сфере технологий. Такое соглашение, которое существенно снизит стоимость международной торговли и позволит более эффективно распределить мировые производственные ресурсы, не так уж сложно составить – интересы Китая и США значительно более комплементарны, чем может показаться. Но увы, – в США военное лобби смотрит на это иначе: в Китае они видят в первую очередь врага и конкурента. С этим взглядом можно было бы побороться, но и в Китае, где власть быстро централизуется вокруг фигуры Си Цзинпина, а созданные Дэн Сяопином основы партийной демократии так же быстро забываются, амбиции и геополитика последнее время превалируют над экономическими соображениями – даже если США будут готовы к диалогу, китайская сторона может его блокировать.

Скорость восстановления мировой экономики после пандемии окажется выше прогнозов – отложенный спрос позволит развитым странам не увеличивать дефициты бюджетов, а развивающиеся решат свои проблемы за счет притока инвестиций, пользуясь тем, что ставки рефинансирования низки. Этот вариант теоретически возможен – если забыть, что и до эпидемии множество экономик мира страдали серьезными дисбалансами, и экономики Европы, например, были не среди лучших. После выхода из пандемии большинству стран придется решать не вопрос восстановления ВВП до уровня 2019 года (это произойдет почти у всех в силу естественных причин), а вопрос удержания своей экономики от сваливания в кризис, который коренится в событиях более ранних, чем коронавирус.

В 2021 году размещения новых единорогов из Израиля на фоне изобилия инвестиционных денег принесут стране невиданный приток иностранной валюты и доходов в бюджет. Это не было бы удивительно – Израиль сумел стать страной обетованной для единорогов, а истории размещений его стартапов может позавидовать любая европейская страна. Однако к 2021 году рынок размещений невероятно перегрет; только что на NASDAQ разместился онлайн-ритейлер из России – Озон; компанию, которая никогда не была прибыльной, и в бизнес-модели которой себестоимость единицы продукции заведомо выше цены ее продажи, оценили в 8 млрд долларов, а в первый день торгов цена ее акций взлетала на 40 %. Такие дисбалансы не могут сохраняться слишком долго; вполне возможно, что уже в 2021 году наступит «стартапком кризис», и источник миллиардов долларов для новых компаний пересохнет на годы – а значит, приток валюты в Израиль сильно сократится.

Индексы крупнейших бирж мира в 2021 году побьют все рекорды, позволив даже консервативным инвесторам обогатиться за счет денежного дождя, который правительства крупнейших стран проливают на фондовые рынки. Вполне возможно, что к 1 января 2021 года большинство индексов будет выше, чем сегодня – и возможно даже, что намного выше: восстановление экономики придаст оптимизма инвесторам, а правительства действительно активно помогают им низкими ставками и субсидированием.
Однако опыт показывает, что последствия шока, который экономики пережили в 2020 году, сказываются не сразу; уже сегодня в мире существует множество «зомби-компаний», которые постепенно будут умирать в течение ближайших лет. Можно вспомнить, что пик дефолтов после кризиса 2008 года пришелся на год 2010. Верно и обратное: множество компаний, существенно упрочивших свои позиции в 2020 году за счет повышенного спроса на свои продукты и услуги (это и коммуникационные компании, и системы онлайн торговли, и медицинские лаборатории и производители фармацевтических субстанций и пр.), в 2021 году столкнутся со снижением спроса; их цены окажутся завышенными, прогнозы роста – избыточно оптимистичными.
Уровень цен активов на рынках сегодня настолько высок, что малейший испуг инвесторов может привести к масштабным коррекциям; большое количество инвесторов низкой квалификации будет создавать волны движения цен вниз и вверх – в зависимости от тональности передовиц крупных газет. Одну такую волну мы только что наблюдали в конце октября (туда) и начале ноября (обратно). Так что год скорее будет непростым для инвесторов.

Новые технологии в 2021 году совершат прорывы как в продуктивности, так и в обеспечении спроса, дав возможность экономике одновременно расти в области предложения и покрывать новое предложение монетизированным спросом. Действительно, в мире сегодня «на выходе» десятки различных прорывных технологий. Вот только среди них не просматривается ни одной, ведущей к формированию принципиально нового рынка (каким, например, был рынок компьютеров или смартфонов). Все они либо увеличивают эффективность производства (продажи, обслуживания) существующих товаров, либо, создавая новые товары, каннибализируют рынок аналогов без увеличения его монетарного объема. Хуже того – почти все эти технологии обещают сократить стоимость труда в единице продукции. Это не только означает рост неравенства между владельцами бизнеса и работниками, но и сокращение поступлений
в бюджеты: во всем мире инвесторы платят более низкие налоги на доход, чем наемные сотрудники.

В 2021 году, извлекая уроки из пандемии, многие страны начнут продуктивные реформы здравоохранения, направленные на борьбу с дефицитом врачей и низкой оплатой их труда, низким уровнем сервиса в страховой медицине, ригидностью медицинских систем, их неспособностью быстро реагировать на изменения ситуации. Жителям большинства стран мира (возможно за исключением Норвегии и Германии) хотелось бы верить в такое чудо. Но опыт показывает – здравоохранение в современном мире не может существовать в виде частно-рыночной системы, а государственные механизмы никогда и нигде не работают эффективно. Более того, статистика широкомасштабных государственных реформ в самых разных областях неутешительна: большинство реформ, затеваемых правительствами, не приводят к улучшению ситуации, хотя, как правило, увеличивают стоимость реформируемых систем и косвенно вызывают рост налоговой нагрузки. В качестве удачных примеров легко назвать реформу регулирования в Великобритании при Маргарет Тэтчер, налоговые реформы Рональда Рейгана, пенсионную реформу в Польше, реформы экономики Дэн Сяопина – но вряд ли за последние 50 лет мы найдем еще хотя бы 5 примеров успешных реформ, и ни одна из них не будет реформой здравоохранения. Человечеству еще предстоит накопить опыт, создать новые технологии и освоить более совершенные принципы общественного устройства для того, чтобы справиться с задачей эффективного построения здравоохранения хотя бы в развитых странах.


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ