ВСЕ ЕВРЕИ ОТВЕТСТВЕННЫ ДРУГ ЗА ДРУГА

12 минут чтения
Юрий Каннер о принципах работы РЕК

ВСЕ ЕВРЕИ ОТВЕТСТВЕННЫ ДРУГ ЗА ДРУГА

Текст: Андрей Бородкин

PROFILE

Юрий Каннер

Российский еврейский общественный деятель, в 2019 году был в третий раз избран президентом Российского еврейского конгресса – крупнейшей светской еврейской организации России.
С 2013 года – вице-президент Всемирного еврейского конгресса.

Российский еврейский конгресс работает с 1996 года и успел сделать многое для укрепления еврейской жизни в России. Из двадцати пяти лет двенадцать с половиной президентом РЕК является Юрий Каннер.

РЕК был создан в 1996 году. Расскажите о том, как все начиналось.

Тогда я еще не имел никакого отношения к РЕК, поэтому у меня будет немного вторичная информация. Это было время, когда люди, которые заработали деньги, поняли, что нужно заниматься благотворительностью. А в России была зарождающаяся и разрастающаяся еврейская жизнь, которая как раз требовала финансирования.
Структуры, подобные РЕК, есть в  большинстве стран, где существует еврейская диаспора. И объединены они Всемирным еврейским конгрессом. Поэтому уже в момент создания было достаточно ясно, как и чем РЕК должен заниматься.
Сначала появился благотворительный фонд, потом – общественная организация. Нашлись предприниматели, которые решились сделать несколько масштабных проектов на старте. Самый известный такой проект — Мемориальная синагога на Поклонной горе, которую открывали в 1998 году на высоком уровне, с участием президента и премьер-министра.
Наверное, самой непростой задачей создателя РЕК Владимира Гусинского было объединить в благотворительных проектах разных людей, которые постоянно конкурируют в бизнесе. Я думаю, с этой задачей мы в итоге справились.

ЭТО БЫЛО ВРЕМЯ, КОГДА ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ЗАРАБОТАЛИ ДЕНЬГИ, ПОНЯЛИ, ЧТО НУЖНО ЗАНИМАТЬСЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬЮ

А как РЕК справляется с задачей представительства разных групп евреев, какими методами удается добиться плюрализма мнений?

После Гусинского в конгрессе был некоторый кризис – это было связано и с экономическими явлениями в стране в то время, конечно. Какое-то время у нас была представлена только часть палитры всей еврейской жизни. Так что одной из моих задач, когда я пришел на свой пост, было сделать так, чтобы РЕК объединял представителей всех евреев вне зависимости от их взглядов на религию и благотворительность.
У кого-то это вызывало и вызывает отрицательную реакцию, а  у  кого-то наоборот. Мы же просто поддерживаем хорошие рабочие отношения абсолютно со всеми группами. Рабочие – это означает, что мы финансируем проекты вне зависимости от того, какая у кого форма шляпы и есть ли она вообще. Главное, чтобы проект был связан с еврейской жизнью. Как зонтичная еврейская организация, РЕК взаимодействует как со всеми основными направлениями иудаизма, представленными в России, так и с еврейскими общинами разного происхождения  – ашкеназскими, горскими, грузинскими, бухарскими евреями.
Очень важная вещь при этом – мы стараемся не создавать собственных продуктов, не делать ничего своими руками, а раздавать весь бюджет организациям. Чтобы, во-первых, успеть сделать больше, а во-вторых, избежать конфликтов и как раз добиться представительства в конгрессе разных групп евреев.
Когда мы раздаем средства, организации наращивают мышцы, осваивая их, и таким образом мы все вместе становимся сильнее. А как только мы сами начинаем что-то делать, то обязательно начинается конкуренция. А нам это не нужно, наши филантропы не ставят перед нами такой задачи.

За 25 лет у РЕК не было собственных проектов?

Они есть, но делали мы их лишь потому, что не нашли адекватного подрядчика. Например, вместе с Центром “Холокост” и фондом евангельских христиан “Эвен Эзер” мы ведем огромный проект увековечивания памяти жертв Холокоста “Вернуть достоинство”. Приводим в порядок места, где похоронены жертвы Холокоста – не только евреи. Например, два года назад мы открывали памятник в Смоленской области на месте расстрела цыган. С проектом “Вернуть достоинство” я пришел в еврейскую общинную деятельность. Он был продолжением моей личной истории: половина семьи моего отца и половина семьи моей матери были расстреляны во время нацистской оккупации. Сегодня в рамках этого проекта в России открывается уже 100-й памятник жертвам Холокоста.
Другой наш крупный проект –“Неделя памяти” – ежегодный цикл мероприятий в Москве и регионах, приуроченный к Международному дню памяти жертв Холокоста 27 января и освобождению в этот день в 1945  году Красной армией лагеря смерти “Аушвиц” (Освенцим). Он начался в 2015 году при поддержке Правительства Москвы, а теперь при поддержке Федерального агентства по делам национальностей РФ проходит по всей стране (в 2021 году – в 82 регионах).
Еще у нас есть очень интересный информационный проект, который родился случайно, когда началась пандемия. Мы быстро включились в  поддержку хеседов, которые помогали нуждающимся, и поняли, что нужна площадка, на которой люди могли бы обмениваться информацией. Так появился единый информационный центр еврейских общин и организаций – проект J-Lifе, который сейчас объединяет более ста еврейских организаций.

В 1996 году в РЕК вошли одни из самых богатых евреев тогдашней России.

В РЕК приходят те, кто достиг больших успехов в бизнесе, науке, культуре, то есть люди с амбициями. Как удается выстроить структуру внутри организации, возникают ли споры и как их решать?

Когда я возглавил Российский еврейский конгресс, то сформулировал новую миссию нашей организации: “Способствовать формированию еврейского плюралистического сообщества, гордящегося своим прошлым, уверенно смотрящего в будущее, крепко стоящего на российской земле лицом к Иерусалиму”. Этой установке мы следуем, и наш подход разделяют те, кто входит в РЕК. Конечно, бывают проблемы, возникают принципиальные разногласия, и тогда приходится их улаживать, порой принимая сложные решения. Мы пытаемся строить управление так, чтобы оно было понятно именно успешным людям. Вот наши принципы:
■ абсолютная прозрачность;
■ коллективное принятие решений;
■ индивидуальная ответственность.
Благодаря этим принципам РЕК с 2009 года увеличил консолидированный бюджет благотворительных проектов в десять раз, до 1 млрд рублей. Мы преобразовали методику работы конгресса: организация перешла от поддержки десятков точечных проектов к созданию комплексных программ, институтов еврейской общины. Была выработана прозрачная система финансирования и расходования средств, аудиторскую проверку которой проводит компания PricewaterhouseCoopers. При этом удалось кардинально увеличить количество попечителей благо­творительных программ – сейчас их более пятисот человек, в том числе людей не еврейского происхождения.

МЫ ПЫТАЕМСЯ СТРОИТЬ УПРАВЛЕНИЕ ТАК, ЧТОБЫ ОНО БЫЛО ПОНЯТНО ИМЕННО УСПЕШНЫМ ЛЮДЯМ

Мы знаем, что вас часто спрашивают о самых успешных проектах РЕК. Расскажите, а что было самым трудным в работе РЕК за годы вашего президентства?
Очень часто самыми трудными становятся вещи, про которые ты думал, что они пойдут на ура. Так, мы очень тяжело устанавливаем памятник Маршаку в Москве. Но надеюсь, что уже в этом году все закончим.
У нас достаточно тяжело шел проект с увековечиванием памяти жертв Холокоста. Мы думали, что сможем делегировать его, но, как я уже говорил, не получилось. Сейчас, конечно, уже часть общин втянулась в это, но прошло очень много времени.
Еще один непростой проект, глобальный, – международная конференция по противодействию ксенофобии, расизму и антисемитизму “Защитим будущее”. В этом году конференция пройдет в третий раз. В прошлый раз там было представлено 35 государств. Это было чуть ли не самое крупное по представительству международное событие в 2018 году в России. Нет в мире примеров, чтобы такая небольшая общественная организация, как наша, проводила событие подобного уровня.
Еще очень непросто отказывать друзьям. Сейчас у нас уже есть механизм работы, единый для всех: да, мы друзья, мы в хороших отношениях, но помочь я тебе могу только в рамках общей системы, не больше и не меньше, чем другим в этой ситуации.

Расскажите, как вы работаете с молодежью?

Мы поддерживаем разные культурные проекты, которые рассчитаны на эту аудиторию. К 25-летию РЕК мы сделали конкурс видеоработ по всей стране. В основном кино снимала молодежь, конечно. 36 общин представили фильмы о своих городах. Жюри возглавили члены общественного совета РЕК Борис Берман и Ильдар Жандарев. Также мы делали успешные проекты по поддержке студентов стипендиями.
Кроме того, Российский еврейский конгресс системно поддерживает формальные и неформальные образовательные проекты – от детских садов, онлайн-проекта “12-13” для подростков, еврейских общеобразовательных школ, воскресных школ в 22 регионах России до академических программ по иудаике и неформальному образованию для взрослых, интересующихся еврейской культурой и историей.

У НАС ВЫРАБОТАНА ПРОЗРАЧНАЯ СИСТЕМА ФИНАНСИРОВАНИЯ И РАСХОДОВАНИЯ СРЕДСТВ, АУДИТОРСКУЮ ПРОВЕРКУ КОТОРОЙ ПРОВОДИТ КОМПАНИЯ PRICEWATERHOUSECOOPERS.

Как вы думаете, есть ли надежда, что молодые люди будут меньше подвержены ксенофобии, антисемитизму и расизму? В том числе благодаря деятельности РЕК.

Если говорить об антисемитизме, я  уверен, что да. Потому что антисемитизм распространен в младших поколениях намного меньше, чем раньше. Вопрос ксенофобии более сложный, но пока я вижу, что молодежь очень толерантна и открыта для всего нового.
Проявления антисемитизма в интернете являются серьезной опасностью, потому что пока мы не можем создать платформы по их отслеживанию и пресечению, но это стоит на повестке. Это недешевый проект, но я думаю, что мы к нему подойдем. Тут есть серьезная сложность: ограничение интернета – плохо, распространение в интернете антисемитизма и ксенофобии – тоже плохо. Будем искать пути для решения этой проблемы.
Вообще противодействие антисемитизму и ксенофобии – одно из приоритетных направлений деятельности РЕК. Развивая проекты прямого противодействия (такие, как уже упомянутая мной конференция “Защитим будущее”), мы в то же время считаем, что лучшим инструментом профилактики служат образовательные и культурные программы, направленные на широкую нееврейскую аудиторию.

Одной из целей РЕК было создание самоуправляемых и самофинансируемых еврейских общин на территории России. Как вы считаете, это удается?

Это непрерывный процесс. Он запущен, и, самое главное, он уже состоялся у людей в головах. Многие поняли, что это необходимо. Те, кто понял, двигаются по этому пути, и у них получается. А кто не понимает важности самодостаточности для общины, тот просто закрывается. Мы поддержали создание 58 советов попечителей в еврейских общинах по всей стране.
И мы видим, что многие, кто услышал нас и включился, получают результат. Потом некоторые общины работают так успешно, что даже забывают о том, что на начальном этапе мы заставляли их что-то делать: выстраивать структуру управления и так далее. Если ты не можешь обеспечить себе финансирование, значит, ты что-то делаешь не так.

РЕК активно развивает народную дипломатию – гуманитарное сотрудничество и культурные связи. Можете ли вы назвать последние успешные примеры такой дипломатии? По-вашему, она имеет шансы на успех сегодня, когда вокруг нас все больше вооруженных конфликтов?

Дипломатия, бизнес и взаимопонимание всегда идут рядом. До пандемии мы ежегодно большой группой ездили в разные страны, и нас принимали на достаточно приличном уровне.
Пример народной дипломатии: мы приехали в Америку в составе 60 человек. Нас принимал Майкл Макфол, бывший посол США в России, а тогда он был советником Обамы по Восточной Европе. Он принимал нас в своем офисе в Белом доме. Потом мы разъехались примерно в 5-6 городов Америки от Майами до Чикаго, везде нас принимали еврейские общины, показывали, как организована еврейская жизнь, как работают музеи, общественные центры.
Потом мы собрались в Нью-Йорке, где нас принимал президент Всемирного еврейского конгресса и президент Американского еврейского конгресса. После этого мы организовали мероприятия к столетию Американского еврейского конгресса в России. Такие жесты укрепляют отношения, если делать это системно.
Второй пример: мы были с таким же визитом в Марокко, нас принимали в королевском дворце. Не король, правда, а старший советник. Я подарил королю янтарные шахматы калининградского производства. Когда-то в Марокко очень любили шахматы, даже устраивали чемпионаты мира. После визита меня приглашает наш МИД, заместитель министра иностранных дел, и говорит: «Потрясающий у вас был визит!» Король Марокко написал нам благодарность за подарок, он ему очень понравился.
Еще пример: за пределами России в последние 30 лет не было открыто ни одного памятника в честь советской армии. Мы были генеральным спонсором строительства памятника в Нетании, на открытие которого в Израиль приезжал президент Путин. Мы также поддержали строительство памятника героическим защитникам и жителям блокадного Ленинграда в Иерусалиме зимой 2020 года – и туда тоже приехал президент. Это многое говорит о важности таких гуманитарных проектов.
Имеет ли это какое-то значение, например, для решения и предотвращения конфликтов? Я не знаю. Но я уверен, что именно благодаря таким вещам налаживаются отношения между людьми и странами.
И конечно, важно добавить, что РЕК входит в структуру Всемирного еврейского конгресса. Более того, в 2018 году Россия получила в ВЕК новый статус – страны-региона. Регион возглавляет Российский еврейский конгресс.

Я ЧЕРПАЮ ВДОХНОВЕНИЕ ИЗ ОБЩЕНИЯ С ЛЮДЬМИ. ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ ПОСОВЕТОВАТЬСЯ, ПОГОВОРИТЬ

Есть ли у вас в планах какие-то большие проекты, которые можно будет осуществить, когда ситуация с коронавирусом улучшится?

Да, мы долго шли к одному такому проекту, несколько лет. Дело в том, что во всем западном мире, да и в  России тоже, еврейская культура в основном ассоциируется с культурой европейских евреев. А в России всегда жили горские евреи – в Дагестане, в Чечне, на всем Кавказе.
Поэтому мы решили создать фестиваль культуры горских евреев «Кавказ обетованный». Долго выбирали подходящее место и остановились на Дербенте. Уже договорились со всем руководством республики и города, надеемся, что пандемия не изменит наших планов и 10-15 октября все состоится. Это будет международный этнокультурный фестиваль, не только о горской еврейской культуре, но гораздо шире, потому что культура евреев в этом регионе очень тесно переплетена с культурой местных народов.

Расскажите о людях, которые вас вдохновляют и помогают узнавать что-то новое.

В жизни РЕК принимают активное участие множество выдающихся людей – они есть и среди филантропов, и среди членов общественного совета. Общение с ними меня очень вдохновляет.
Приведу пример. Мы много лет понимали, что недотягиваем в области финансирования культурных проектов – поддержке, создании. И я как-то поговорил об этом с Леном Блаватником, попросил его дать совет. Он говорит: найди правильного человека. Такого, который генерирует идеи. Если ты найдешь его и он сделает хорошие презентации культурных проектов, я дам дополнительные финансы на их реализацию. Мне повезло – я нашел такого человека, Анатолия Голубовского. Так родился новый проект – грантовый конкурс музейных инициатив и выставочных проектов. Потрясающе успешный проект. К слову, фестиваль “Кавказ обетованный” стал формироваться после того, как в Буйнакске с большим резонансом состоялась выставка “Открывая синагогу”, которая как раз стала победителем конкурса.
Я привел один пример, но их на самом деле очень много. Я черпаю вдохновение из общения с людьми. Очень люблю посоветоваться, поговорить. И тогда находятся целые пласты важных знаний, которые вроде бы рядом, но ты не замечаешь их.

Фото: Архив РЕК


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ