ИНВЕСТИЦИОННЫЙ КОНСАЛТИНГ ПОХОЖ НА СЪЕМКИ КИНО

6 минут чтения
Иммануил Любошиц

ИНВЕСТИЦИОННЫЙ КОНСАЛТИНГ ПОХОЖ НА СЪЕМКИ КИНО

Текст: Станислав Комаров

ЛЮДИ, ПОСТРОИВШИЕ БИЗНЕС В 90-Х, ВСЕ ЧАЩЕ ЗАДУМЫВАЮТСЯ О ПРЕЕМСТВЕННОСТИ В СЕМЕЙНОМ БИЗНЕСЕ. ОЧЕВИДНО, ЧТО ПУТИ ВОВЛЕЧЕНИЯ НАСЛЕДНИКОВ В УПРАВЛЕНИЕ У КАЖДОГО СВОИ. МОСТ ПОГОВОРИЛ С ИММАНУИЛОМ ЛЮБОШИЦЕМ, ИНВЕСТИЦИОННЫМ КОНСУЛЬТАНТОМ ИЗВЕСТНОЙ КОНСАЛТИНГОВОЙ КОМПАНИИ «АУДИТ ГРУП» О ЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ ВЫБОРЕ.

МосТ: После учебы в МФТИ вы вдруг занялись фотографией. Почему?

Иммануил: В моей жизни есть аспекты, где все максимально структурировано, в других же царит сплошной хаос. В юности я поэтому и увлекся фотографией – там все в одном. Фотография находится на стыке искусства и технологий. В фотографии присутствует много художественных направлений и лишь одна конкретная механическая вещь – сам фотоаппарат, на который действуют все законы физики. Я прочитал все книги, которые смог найти. В какой-то момент пришел в московский «Дом книги» и понял, что больше нет ни одного издания по этой теме, где есть что-то, чего я не знаю. Затем я поступил в Государственный институт телевидения и радиовещания на операторский факультет. Удалось поработать в кино: у Кирилла Серебренникова на фильмах «Лето», «Ученик», «Петровы в гриппе»; у Федора Бондарчука во второй части «Притяжения»; у Резо Гигинеишвили в «Заложниках». На фильме «Селфи» Николая Хомерики был оператором second unit, второй съемочной команды. Эта команда снимает дополнительные локации, в основном экшн-сцены.
Я придумывал, как они должны выглядеть. В этом плане кинематограф интересный феномен, нет четких критериев, но при этом необходимо быть уверенным, что получится крутой результат. Режиссер с оператором «бьют» дубль за дублем, пока не получат желаемого.
А потом мои приоритеты вернулись на круги своя, я занялся тем, чем хотел, когда поступал на физтех – инвестиционным консалтингом. Сейчас я работаю в компании своего отца Бориса Любошица (основатель компании «Аудит Груп». – прим. МосТ).

МосТ: Почему вы выбрали инвестиционный консалтинг? Решили продолжить семейный бизнес?

Иммануил: Сыграло несколько причин. Но в основе одна: я начал соблюдать шаббаты, а съемки фильмов с шестидневным рабочим графиком и плавающими выходными уже не вписывались в мои планы на жизнь. Направление моего пути не изменилось, стала другой дорога, по которой я иду. В этом плане инвестиционный консалтинг очень похож на кино. Задача инвестконсультанта – помочь бизнесмену найти партнера, чтобы его дело начало расти. У него такая же с роль, как и у кинооператора. Он привносит в бизнес свое видение, объективно оценивает желания и возможности. Кто-то хочет продать свой бизнес в разы дороже, чем он стоит на самом деле, кто-то недооценивает его потенциал. Смысл нашей деятельности состоит в том, чтобы человек смотрел на свое дело максимально реалистично. Когда же он преподносит видение фаундера инвестору, то должен добиваться, чтобы инвестор увидел этот бизнес в правильном ракурсе. По сути, инвестконсультант показывает ему некое кино.пп

В России более 60% собственников бизнеса не вовлекают семью в управление. В западных династиях сформирована традиция наставничества и воспитания преемников, не только профессиональная, но и психологическая, философская. Помимо качественного образования для преемственности семейного бизнеса важную роль играет формирование необходимых человеческих и социальных навыков – ментальной силы, готовности к риску, коммуникабельности.

МосТ: И какова цель у этого путешествия?

Иммануил: Снимая «высокое» кино, вы незаметно меняете мир. В человеке, который посмотрел такой фильм или прочитал хорошую книгу, что-то меняется.
Тем самым кино улучшает этот мир. Инвестиционный консультант делает тоже самое.

МосТ: Вы строго соблюдаете религиозные
еврейские традиции?

Иммануил: Я пока не дотягиваю до высшего уровня, но стараюсь развиваться в этом направлении. Меня побудило начать соблюдать обряды ощущение их правильности. Соблюдаю шаббат, соблюдаю кашрут, но не в самой жесткой версии. Это не составляет для меня никаких сложностей – даже не пришлось себя ограничивать. Это точно не та ситуация, когда человек бросает курить и ему хочется взять сигарету, но надо держать себя в руках. Процесс идет постепенно и абсолютно безболезненно.
Как в теории эволюции, мы, как рыбы, выходим из воды и становимся другим животным, начиная дышать
воздухом, забывая о том, что какое-то время назад все было по-другому.

МосТ: Что для вас Израиль?

Иммануил: С детства я часто туда приезжал – в Израиле жили мои бабушка с дедушкой. Израиль – ни на кого не похожая страна, а я побывал в Европе, Азии, Африке. Он стоит особняком. И эти отличия заметны сразу, начиная от системы досмотра в аэропорту Бен-Гуриона.
Это маленькая страна, при этом имеющая огромное влияние. Помимо того, что миниатюрный Израиль успешно противостоит всему враждебному окружению, там каждый год появляется огромное количество IT-стартапов. Его можно сравнить с Кремниевой долиной в США, но с учетом небольшой территории и плотности населения Израиль далеко впереди. Возможность существования Израиля подкрепляется его интеллектуальным потенциалом. Интеллект – сила этой страны.

МосТ: Вы профессионально увлекаетесь триатлоном. Это дань моде или что-то большее?

Имманул: На мой взгляд, это один из лучших способов расслабления мозга. Чтобы нормально функционировать, вы должны себя хорошо чувствовать физически. Много людей, фанатично занимающихся спортом, делают это не для соревнований, а для поддержания своего тонуса.
Под влиянием отца я занимаюсь спортом всю жизнь. В детстве мы катались на велосипедах, раз в неделю с ним за компанию ходили в зал. Потом с братом занимались водным поло, плаванием. В итоге я дошел до триатлона (спортивная дисциплина, объединяющая плавание, велосипед и бег. – прим. МосТ). Триатлон стал популярен среди бизнесменов, потому что в нем, в первую очередь, вы соревнуетесь с самим собой. То, как вы выступаете на соревнованиях, полностью зависит от того, как вы тренировались. Это очень похоже на бизнес, когда у вас идет долгая планомерная работа ради четкой цели.

МосТ: О чем думает спортсмен, когда преодолевает марафонскую дистанцию?

Иммануил: Все зависит от того, насколько вы готовы. Если плохо подготовились, то уже на половине дистанции начинаете думать «как бы не умереть» и «гори оно все огнем». Когда вы в хорошей форме, то получаете огромное удовольствие, соревнуясь не только с собой, но и с соперниками. Финиш при этом – получение удовольствия от процесса, и после него вы готовы повторить только что пройденную дистанцию. Но если вы не готовы, вы прибегаете к финишу и падаете, потому что у вас закончились все силы.
Нечто подобное и со всей нашей жизнью происходит.


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ