ВАКЦИНАЦИЯ ЛИБО ИЗОЛЯЦИЯ

9 минут чтения
 
Александр Цыпкин:

"ВЫБОР НЕВЕЛИК: ВАКЦИНАЦИЯ ЛИБО ИЗОЛЯЦИЯ"

Текст : Семен Довжик Фото : Ксения Каргина

АЛЕКСАНДР ЦЫПКИН

Писатель, публицист, сценарист, создатель литературно-театрального проекта «БеспринцЫп-ные чтения». Эксперт по стратегическим коммуникациям с опытом работы более 20 лет, член совета директоров инвестиционной компании Vertical Capital.

Писатель Александр Цыпкин стал одним из самых активных участников дискуссии о необходимости вакцинации в России. Он пылко спорит с противниками прививок, а также организовывает интернет-эфиры со специалистами в области борьбы с пандемией. О том, что заставило его с головой окунуться в этот спор и каким он видит выход из сложившейся в России ситуации, он рассказал МОСТу

Мост: Что заставило вас стать активным участником прививочной дискуссии?

Александр Цыпкин: Не было какой-то одной причины. Это и резкое увеличение количества заболевших в нашей стране, и доступность прививок, и показатели в других странах – все это привело меня к мысли о том, что никакого другого пути, кроме вакцинации, нет. А когда этот путь вызвал в России такую агрессивную реакцию, я посчитал правильным озвучить свою точку зрения. Я из семьи врачей.
Мой отец уже полтора года принимает ковидных больных, работая в Институте гриппа, его жена,тоже врач, работает в красной зоне. В семье десять человек привиты, включая бабушку и дедушку. Я сам отлежал в больнице с ковидом. И наконец, я более десяти лет работаю в медицинских благотвоорительных фондах, один из которых плотно занимается информированием о ковиде.  Поэтому чем дольше идет пандемия, тем дольше вынуждены рисковать жизнью члены моей семьи. 
Государство наше кампанию по вакцинации, считай, провалило либо понадеялось на предельную сознательность граждан. Абсурд же: мы первыми в мире разработали вакцину и, судя по всему, последними закончим проект вакцинации. Когда я написал об этом, начался холивар в Сети, оказалось, что антипрививочники – это достаточно агрессивная группа.  Но среди них есть и те,  у кого просто недостаточно информации о прививке.  Поэтому я стал приглашать к себе на разговор профессионалов. В эфире у меня была Оксана Станевич, врач из Петербурга, был Денис Проценко,  главврач «Коммунарки», главной ковидной больницы России, а также Владимир Гущин,  один из создателей   «Спутник V».  Я задавал им вопросы и параллельно все больше убеждался в правильности вакцинации. Столкнувшись с агрессивным хейтом в своей адрес, я всем задавал один и тот же вопрос: какую альтернативу вы предлагаете? В ответ я слышал лишь: «надо укреплять иммунитет» и «никакого вируса нет». Но эпидемия нарастает, количество смертей запредельное. Так что делать? Запираться? Во всем мире ничего, кроме прививки, не придумали. А у нас сейчас ситуация одна из самых неприятных – и по темпам, и по приросту летальных исходов.

 Мост: Как изменилось ваше личное отношение к пандемии после того, как вы попали в больницу?

 А. Ц.: Мое отношение к ней больше изменилось сейчас, когда я не вижу реального выхода из сложившейся ситуации. Вакцинация хоть как-то предохранит нас от существующих штаммов. Безусловно, гарантии, что через год не будет серьезной новой мутации, нет.  Но сейчас как на войне: если мы этот день пережили, спасшись в бомбоубежище, не надо думать, спасет ли оно нас через месяц или через год, – нам надо спасаться сегодня.

Ну и в остальном, начинаешь совсем по-иному смотреть на свои ежедневные сложности, когда лежишь в больнице и мимо тебя провозят людей, которые отсюда уже не выйдут. И еще я стал намного более осторожно относиться к посещению мероприятий и очень рекомендую всем, кто живет в России, ограничить свои социальные контакты. Может случиться очередной пик нагрузки на больницы – там просто-напросто не останется мест, если вы заболеете. 

Сейчас россияне могут привиться одной из трех за­регистрированных вакцин — «Спутник V», «ЭпиВакКорона» или «КовиВак».

Мост: Прививка в России появилась не вчера, однако вы тоже не сразу пошли прививаться? 

А. Ц.: Я прекрасно понимал, что надо вакцинироваться, как только появится такая возможность. Однако в октябре прошлого года я заболел. После болезни какое-то время необходимо было подождать, и только недели три назад появилась информация, что можно привиться, даже обладая антителами, – что я и собираюсь сделать.  

Мост: Вы призываете разрешить доступ на российский рынок лидирующим зарубежным вакцинам – в чем проблема со «Спутником»?

 А. Ц.: Со «Спутником» все прекрасно, но есть ряд граждан, традиционно не доверяющих ничему российскому, и для коренного изменения ситуации среди прочего я предлагал разрешить доступ западным вакцинам. Но точно так же я считаю, что и российской вакцине должны открыть дорогу на Запад.
«Спутник» уже есть в 70 странах, им прививают в Венгрии и Словакии – это страны Евросоюза. 
Из-за политических интересов ни наша прививка не может быть учтена в Европе, ни к нам не пускают европейские вакцины. Хотя у всех сейчас  одна общемировая задача – остановить пандемию. Но, к сожалению, пока политики решают свои задачи, люди умирают. 

Мост: А что, если будет принято решение разрешить западные прививки исключительно в частных клиниках и за деньги?

А. Ц.: В России есть свои три прививки, в которые государство вложило деньги, и понятно, что если иностранные прививки зайдут к нам, то только частным образом. Это нормально и намного лучше той ситуации, что есть сейчас. Всегда будет ситуация, при которой есть более дорогая и более дешевая медицина. Возьмите те же самые онкологические препараты. Есть отечественные, и есть зарубежные, которые люди достают самостоятельно. Кстати, и в Америке и в Европе есть местные, которые хотели бы привиться у нас «Спутником», потому что они не верят своим прививкам. Люди везде одинаковы. 

Александр Цыпкин переболел
коронавирусом в легкой форме еще в октябре 2020 года – об этом он писал у себя в Instagram

Мост: Как думаете, кто кроме откровенных невежд выступает против прививок в России? В Тик-Токе, например, огромное количество молодых людей записывают ролики, призывающие не вакцинироваться. Почему?

А. Ц.: Это целый комплекс причин. К примеру, загнанные под ковер протестные настроения. Протест был удален из нашей повестки дня, но сам-то он остался. Недовольных властью много. Они выражают его теперь вот так. Далее, своейственный для молодой аудитории поколенческий протест. Понятно, что Тик-Ток – сеть молодежная, а молодежи всегда свойственен протест, против чего угодно. Следующая причина: традиционное недоверие государству. В России не очень хорошо выстроена система взаимоотношения государства со своими гражданами.
Ну и конечно, провал информационной работы. Кому можно прививаться, кому нельзя, что с исследованиями, что с побочными эффектами? Море вопросов, на которые начинают отвечать откровенные мракобесы. Просветительской деятельностью относительно прививок начали заниматься только сейчас, когда в стране очень сильное антипрививочное движение. На Западе люди давно поняли, что другого пути нет. А у нас и маски никто не носил, и социальную дистанцию не соблюдал.

Мост: Ваша реакция на выступление Егора Бероева, который надел желтую звезду, сравнив антипрививочников с жертвами Холокоста? 

А. Ц.: Для ужесточения всего того, что связано с принудительной вакцинацией, выступление Бероева сделало гораздо больше,  чем все те, кто выступает за вакцинацию. Это выглядело театрализованной, надуманной и безвкусной акцией, в которую ты просто не очень веришь. Если бы он вышел и сказал: «Давайте не будем друг друга разделять, и я за добровольную вакцинацию» – это были бы  искренние слова человека,  который озабочен тем, что происходит. Ведь раскол есть!  Но это было заранее придуманное шоу. Это ж надо было звезду пришить, написать текст, который он читал практически по бумажке. Это все выглядело достаточно бездарной пропагандой, а не искренним позывом. И это совершенно недопустимая параллель  – сравнивать концлагеря, Холокост и убийства миллионов людей с разрешением посещать рестораны только тем, кто привился. Я прекрасно понимаю тех, кого это сравнение оскорбило. Делать попсу из желтой звезды, особенно 22  июня, – это по меньшей мере некрасиво. 

Мост: Что, по-вашему, должно сделать государство в нынешней ситуации?

А. Ц.: Есть три пути для общества: массовая вакцинация, тотальный локдаун и колоссальные экономические проблемы, или просто ожидание, пока ковид пройдет, сопряженное с большим количеством жертв. Государство должно принять решение и донести до граждан причины, по которым оно его приняло. Граждане должны его выполнить либо на ближайших выборах сообщить о том, что государству не доверяют. А просто заламывать руки и плодить антинаучный контент – это незрелость.


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ