СВОЙ СРЕДИ СВОИХ

16 минут чтения
Мотл Гордон

СВОЙ СРЕДИ СВОИХ

Текст: Ольга Уткина

Раввин общины «Среди Своих» Мотл Гордон рассказал о том, почему нужно посылать прихожан к психологу, как устроена система членских взносов и что такое еврейский консьерж-сервис

Мост: Ваша община – это как закрытый клуб? Вход только для тех, кто платит членские взносы?

Мотл Гордон: Вовсе нет. Активности только для членов клуба тоже есть, но есть и много совершенно доступных историй. Например, наша отличная образовательная программа – живые уроки и онлайн-занятия. У нас есть около 20 уроков в неделю по еврейской истории и культуре, уроки иврита, уроки Торы, Талмуда. Есть, к примеру, еврейская медитация – дико крутая и полезная вещь. Есть такой раввин – Арье Каплан, он специализируется на том, чтобы совмещать техники медитации с современным иудаизмом, у нас в общине есть курс, построенный на его методике. Медитация необходима человеку в современном мире, особенно тем, кто живет в Москве. Это очень требовательный город – люди приходят домой вечером выжатые, а медитация отлично помогает восстанавливать ресурсы. И вот мы даем родственные медитации инструменты, которые есть в иудаизме.

Мы стараемся, чтобы все уроки были прикладными. Если начинается, к примеру, какой-то сезон отпусков и люди путешествуют – едут на Мальдивы, Сейшелы или на Ямайку, мы делаем прицельно лекцию про еврейскую историю и обычаи этого региона. Например, у  нас была страшно интересная лекция про еврейских пиратов Карибского моря. В Суринаме действительно остались захоронения, где на надгробии есть надписи на иврите, а сверху – череп и кости.

Или мы делаем полезные лекции о том, как инвестировать в еврейское искусство – что котируется на аукционах, каких современных художников-евреев стоит покупать. Причем лектор тут не обязательно должен быть специалистом по иудаике – это может быть арт-дилер. Сейчас будем готовить курс про еврейский подход к бизнесу. О том, как шеринговая экономика и реферальный маркетинг были отображены еще в Талмуде и  как это все в иудаизме работает.

Мы ищем темы, которые будут подстроены под ритм жизни современного человека, и делаем компактные форматы, которые можно слушать или смотреть в поездке, на ходу. А если мы видим, что курс успешный, то трансформируем его в маленькую онлайн-школу, где все можно изучить на системной основе и получить в конце сертификат.

И это как раз самая открытая часть нашей деятельности, потому что она не создает никакой нагрузки на физическую инфраструктуру общины.

В общине есть библиотека, детский уголок, кухня и даже душ

Теплое человеческое общение – важная часть жизни общины

Мотл плотно общается с каждым членом общины – к  нему обращаются с самыми разными вопросами

Мост: Так, а что же только для членов общины?

Мотл Гордон: На всех мероприятиях, которые проводятся в нашем помещении, мы заботимся о том, чтобы постоянным членам общины точно хватило места. У нас очень уютное помещение, но сравнительно небольшое – 400 квадратов. Это лофт – тут есть синагога, детский уголок, душевая, кухня, библиотека – достаточно современное помещение. Члены клуба получают электронный ключ и могут в любой момент прийти выпить кофе, почитать, передохнуть. Но, конечно, на каких-то мероприятиях места всем желающим может не хватить. Поэтому, например, на Шаббат мы за несколько дней регистрацию закрываем. Но если человек пришел и  хочет побыть у нас, то мы, конечно, его не спустим с лестницы. На молитву мы найдем ему место, дальше – простенький кидуш, а вот на трапезу мы уже его оставить не можем, так как люди регистрировались заранее. То есть не получится, что человек пришел зря, – он обязательно в чем-то поучаствует.

Также у нас есть доставка сервисов. Если ты хочешь к нам на Шаббат, а у нас совсем нет мест, то можешь сделать Шаббат дома, заказав еду через наш сайт – мы тебе сделаем доставку по Москве. Да, ты не получишь социализации, но ты сможешь исполнить заповедь – а это самое принципиальное. Без хал, свечей и вина на кидуш мы тебя не оставим.

МЫ ИЩЕМ ТЕМЫ, КОТОРЫЕ БУДУТ ПОДСТРОЕНЫ ПОД РИТМ ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

Мост: Как стать членом общины?

Мотл Гордон: Когда к нам приходит новый человек, мы всегда очень сильно вкладываемся в общение – в первую очередь, чтобы понять, подходит ли ему наша община. Если он живет тут, в Хамовниках, – вопросов быть не может, мы его берем по территориальному принципу. Но если человек живет далеко, ему не нравится идея членских взносов, идея социализации, а он просто, к примеру, хочет найти спутника жизни, то мы ему подскажем, где лучше знакомиться, но членство не предложим. Так как мы понимаем, что он побудет у нас два месяца, найдет себе кого-то  – и  быстро убежит. А это неэкологично по отношению к общине. Потому что община для нас  – это партнерство. Мы хотим, чтобы каждый, кто сюда приходит, инвестировал в общину силы, время, делился ресурсами. И если мы понимаем, что у человека такая готовность есть, нам неважно, сколько он зарабатывает. И наоборот, если человек может платить огромный членский взнос, но при этом его цель – раз в месяц открывать дверь ногой, чтобы раввин к нему бежал и  всячески его обхаживал, то это не история про экологичное партнерство. Для таких людей есть другие общины с отлично поставленным сервисом.

У нас же все устроено горизонтально. К нам может прийти миллиардер – в джинсах, как простой человек, и он будет знать, что никто тут не хочет ему льстить, просить денег и  так далее. А рядом с ним будет стоять человек, который в  обычной жизни никогда бы с  ним в одном пространстве не оказался, потому что у них

на три порядка отличается объем бизнеса. А тут они будут рядом молиться, пожмут друг другу руки, скажут «Шаббат Шалом», и  им будет комфортно. Потому что с точки зрения того, что они делают здесь – учатся, молятся, общаются, – они оба просто хорошие евреи.

То, как мы приглашаем людей в общину, –  это не про снобизм, не про «своих» и «чужих», а про отношение к жизни. Когда человек понимает, что его лучшая награда – это не Роллс-Ройс или самый дорогой пиджак, а  в первую очередь удовольствие от этой самой жизни. Когда у него есть любящая семья, он проводит время с детьми, учится чему-то новому – и община является частью этого кайфа и удовольствия. Вот тогда это «наш» человек.

Если член общины не может лично прийти на Шабат, ему доставят шабатнюю трапезу на дом

У членов общины есть электронный ключ, так что они могут приходить в любое удобное время

У общины современное помещение – эстетику кирпичного лофта решили не менять

Мост: То есть система членских взносов в том числе избавляет богатых людей от ощущения, что от них постоянно хотят денег?

Мотл Гордон: Именно так, да. Я никогда не афиширую размер членского взноса конкретного человека. Есть люди, которые жертвуют 10 000 рублей в месяц, сто тысяч и миллион – все они будут сидеть рядом, и ни один не будет знать, сколько дает другой. Это их действительно освобождает. Я каждому говорю: «Ты даешь столько, сколько считаешь возможным и нужным. Я буду периодически рассказывать о каких-то инициативах, но клянчить и зажимать тебя в угол не буду никогда». Так что члены общины могут сосредоточиться на коммуникации со мной как с раввином, на своих потребностях, и не будут ощущать себя людьми, из которых постоянно что-то вытягивают.

«Среди своих» – это община «Хабад», дружелюбно принимающая современных евреев, которые интересуются еврейской традицией. Знать Талмуд на иголку не обязательно, а вот любовь к жизни – очень приветствуется!

Мост: Сколько внимания вы как раввин можете уделить каждому из членов общины?

Мотл Гордон: Члены общины могут написать мне в мессенджер в любое время суток и при первой возможности получить ответ. Это может быть абсолютно любой запрос: где купить кошерный бараний язык, как найти знакомого еврейского стоматолога и получить хороший сервис и скидку, в какой детский сад отдать ребенка, чтобы был не слишком религиозный или, наоборот, не слишком светский. Этакий еврейский консьерж-сервис. При этом раввинская специфика в этом общении тоже есть. Человек приходит и советуется: «вот у меня проблемы в семье», или «мне предложили новую работу, а там будет этическая сложность», или еще что-то такое. И мы вместе это разбираем. Это очень многофункциональная роль, в которой также есть свои нормы этики и конфиденциальности. Я ношу в  себе множество историй и не имею права ими делиться. А выслушав человека, я уже могу направить его к юристу, финансовому консультанту или психологу.

Мост: Есть какие-то специальные еврейские психологи, с которыми вы сотрудничаете?

Мотл Гордон: Есть ряд психологических центров и служб, с которыми мы сотрудничаем по кризисным ситуациям, и еще есть несколько психологов-евреев, некоторые даже соблюдающие. Но как правило, я рекомендую не конкретных людей, а один из онлайн-сервисов по подбору психологов. Потому что бывают неловкие ситуации оттого, что люди ходят к одному и тому же психологу. Я сторонник того, чтобы все ходили к разным специалистам. Но я всегда заинтересован в том, чтобы мои прихожане, которые имеют дело со сложными опытами или кризисными ситуациями, обращались за психологической помощью. Такие люди в итоге более устойчивые, у них больше сил и больше времени – в том числе и на то, чтоб посещать общину. Они полезны для сообщества. А если человек расстроен, подавлен, он может быть даже быть вреден для сообщества, так как он транслирует определенный вайб, и это заражает. Так что я достаточно часто отправляю людей к психологу.

ТО, КАК МЫ ПРИГЛАШАЕМ ЛЮДЕЙ В ОБЩИНУ, –ЭТО НЕ ПРО СНОБИЗМ, НЕ ПРО «СВОИХ» И «ЧУЖИХ», А ПРО ОТНОШЕНИЕ К ЖИЗНИ

Мост: Есть какие-то специальные еврейские психологи, с которыми вы сотрудничаете?

Мотл Гордон: Есть ряд психологических центров и служб, с которыми мы сотрудничаем по кризисным ситуациям, и еще есть несколько психологов-евреев, некоторые даже соблюдающие. Но как правило, я рекомендую не конкретных людей, а один из онлайн-сервисов по подбору психологов. Потому что бывают неловкие ситуации оттого, что люди ходят к одному и тому же психологу. Я сторонник того, чтобы все ходили к разным специалистам. Но я всегда заинтересован в том, чтобы мои прихожане, которые имеют дело со сложными опытами или кризисными ситуациями, обращались за психологической помощью. Такие люди в итоге более устойчивые, у них больше сил и больше времени – в том числе и на то, чтоб посещать общину. Они полезны для сообщества. А если человек расстроен, подавлен, он может быть даже быть вреден для сообщества, так как он транслирует определенный вайб, и это заражает. Так что я достаточно часто отправляю людей к психологу.


Мост: У вас же еще есть благотворительные проекты, которые вы особо не афишируете, верно?

Мотл Гордон: О да. По сути, ключевая функция общины – это взаимопомощь. Конечно, история про то, что тебе надо подружиться, помолиться, поучиться и почитать книжки с приятными людьми – она хорошая. Но главная наша задача – помогать друг другу. Сделать так, чтобы те, кто падает куда-то на дно, получили поддержку, батут, от которого могли бы оттолкнуться. Где в Хамовниках в 2021 году найти бедных евреев, падающих на дно? – спросите вы. Поверьте, люди попадают в самые разные ситуации. Обычно мы сообщаем о готовности помогать через сарафанное радио и так же находим тех, кому нужна помощь. Все кейсы приходят от членов общины, дальше мы проверяем информацию – и люди получают необходимую поддержку. Есть семьи, которые у нас получают сертификаты на продукты и  какие-то наборы, кому-то нужно помочь организовать летний лагерь для ребенка, кто-то нуждается в медицинской помощи или реабилитации. Мы задействуем все свои ресурсы, а кто-то из сотрудников общины выступает кейс-менеджером и доводит это дело до результата. Если человек был на нуле или в минусе, мы доводим его до 20 баллов из 100. Попасть в 80 из 100 – уже не наша задача, мы помогаем подтянуть здоровье, найти работу, поправить ситуацию, чтобы у человека появились силы и возможность двигаться дальше самостоятельно.

Раввин может дать личный совет, а может направить к психологу

Слушать образовательные программы общины могут не только евреи

Мост: Вы помогаете только евреям?

Мотл Гордон: Конечно же, мы стопроцентно еврейская организация, направленная на пробуждение еврейского сознания у современных людей. Но в таком большом городе, как Москва, мы не могли бы существовать комфортно, если бы не соседи, которые обеспечивают поддержку и заботу о горожанах. Поэтому во время начала пандемии, например, мы объединялись с фондом, помогающим мигрантам. Мы вместе делали горячую линию, которая на разных языках стран Средней Азии информировала о коронавирусе: где тестироваться, почему нужно мыть руки, носить перчатки и маски – и так далее. Когда приходит общая беда, еврей защищает всех, а не только своих  – так мы и стараемся действовать.

Фото: Марк Боярский


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ