История возрождения памяти

10 минут чтения
ИСТОРИЯ ВОЗРОЖДЕНИЯ ПАМЯТИ:

КАК В ИЗРАИЛЕ НАЧАЛИ ПРАЗДНОВАТЬ
9 МАЯ

Текст: Борис Цирюльник

Борис Цирюльник, член городского совета Нетании, рассказывает о том, когда в Израиле появился первый памятник Великой Отечественной войне и почему в наши дни ветеранов ВОВ чтут здесь не меньше, чем воинов ЦАХАЛа

Лет десять-одиннадцать назад я, уже тогда будучи членом городского совета Нетании, отвечал в  муниципалитете за туризм. Видимо, этим объясняется, что именно мне позвонил Авигдор Либерман (в то время министр иностранных дел Израиля), попросил встретить важного гостя из Москвы и показать ему город.
Дело для меня привычное. Я и сейчас люблю водить по нашей прекрасной Нетании новых людей, а тогда это еще и каким-то образом относилось к моей муниципальной деятельности, так что имелись у меня проверенные маршруты для создания благоприятного впечатления о городе. Но гость оказался привередливым. Он предпочитал осматривать не достопримечательности, а пустыри, особенно у моря (тогда они еще были), придирчиво оценивая вид на них и с них.
Чтобы не томить интригой, надо назвать его имя. Это был президент Российского Еврейского Конгресса Юрий Каннер. Тогда мы впервые с ним познакомились – он только недавно возглавил РЕК. У нас Юрий Исаакович бывал, разумеется, неоднократно, а на этот раз приехал не как турист – с совершенно определенной целью: он искал место для памятника советским воинам в Израиле, который РЕК собирался спонсировать. Выбор, как я понял, стоял между Иерусалимом и одним из приморских городов –Тель-Авивом, Ашдодом или Нетанией…
На одном из пустырей гость попросил задержаться подольше, а потом  – вернуться к нему вновь. «Вот здесь, пожалуй, – сказал он. – Лучшего места не найти!» Спросил, с кем следует договариваться принципиально, а  потом и официально. И  я его прямо оттуда повез к мэру – Мирьям Файрбег. Она оказалась на месте, идею приняла
с радостью. Так это все закрутилось…
И, если пропустить множество перипетий – согласований, сложностей, споров, конкурсов, большой и сложной стройки, с которой и мне пришлось не вылезать, множества совещаний в муниципалитете и в МИДе, – можно сказать, так возникли в Нетании «Крылья» – мемориал воинам Красной армии в  честь победы над нацистской Германией. На его открытие в 2012 году приезжал президент России Владимир Путин, принимал его министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман, что было отдельным событием со своим значением, но мы не о политике.
Сегодня мемориал Красной армии – одна из главных достопримечательностей Нетании, здесь проходит основная церемония праздника Победы в Израиле с участием ветеранов Второй мировой – израильских и российских. И теперь вы знаете, как все начиналось – со звонка министра иностранных дел, прогулки по городу с президентом РЕК, встречи с мэром в тот же день…
Мемориал «Крылья» – безусловно, самый известный и крупный памятник воинам-победителям в Израиле. Но всего их в Израиле – 62!

Борис Цирюльник, депутат горсовета Нетании (НДИ), один из инициаторов установки первого памятника Победы в Израиле, и депутат Кнессета Евгений Сова (НДИ)

ПЕРВЫЕ ВЕТЕРАНЫ

Нигде в мире за пределами России так не чтут победу над нацизмом во Второй мировой войне, как в Израиле. Здесь отмечают День Победы 9 Мая, проводят парады Победы – и устанавливают памятники воинам Красной армии. Причем, если верить статистике главы израильского Союза ветеранов Абрама Гринзайта, в Израиле их даже больше, чем в России.
Есть мнение, что все дело в количестве выходцев из бывшего СССР и, соответственно, – ветеранов. Но это неправда.
Надо представлять историческую обстановку. Когда в 70-х началась тогда еще немногочисленная алия из Советского Союза, сюда приезжали люди, вырывавшиеся из прошлой жизни с мясом, кровоточащими ранами. Ветеранов войны среди них оказывалось в процентном отношении немало (тогда это были 50–60-летние люди, полные сил), но в количественном – немного.
У большинства из них оставались тяжелые впечатления от прощания с бывшей родиной. Их шельмовали, честили предателями, отнимали боевые награды, лишали прошлого. Достаточно упомянуть, что первыми председателями Союза ветеранов Второй мировой войны были двое доживших до репатриации «минских полковников-сионистов» – Наум Альшанский и Лев Овсищер, которые начали борьбу за увековечивание памяти погибших евреев Минска, а  после – за свободу выезда. В итоге они подвергались преследованиям, арестам и допросам в  КГБ, травле в  прессе, были разжалованы в рядовые и лишены наград. Можно представить, что они чувствовали. Например, полковник авиации Лев Овсищер, который совершил более 800 боевых вылетов и был представлен маршалом Рокоссовским к званию Героя (не получил взамен даже ордена), после подачи просьбы на выезд был заклеймен предателем родины. Его просьбу не удовлетворяли более десяти лет.
И тем не менее даже тогда израильские ветераны отмечали День Победы, собираясь в роще Красной армии, посаженной Еврейским национальным фондом (ККЛ) под Иерусалимом, на холме рядом с деревней Абу-Гош. Они отделяли защиту родины от своих отношений с ее тогдашним режимом, который стал врагом их нынешней страны и их самих. Но это были их личные отношения со страной, за которую они проливали кровь когда-то и которая пила их кровь потом. Государство Израиль они не вмешивали в эти свои отношения, да и оно не считало нужным и возможным вмешиваться – были у него дела поважнее.

Монумент победы Красной армии над нацистской Германией “Крылья” в Нетании

НЕПОНЯТНЫЕ ГЕРОИ ЧУЖОЙ ВОЙНЫ

С началом Большой алии 90-х эти личные отношения ветеранов со своим прошлым стали большой социальной, а также ментально-психологической проблемой.
В страну приехало значительное число участников и инвалидов Второй мировой войны из бывшего СССР. Большинство из них и в мирной жизни добились многого, но все они помнили и дорожили тем, что им пришлось пережить в их военной молодости. Они гордились этим, у них в СССР были какие-то льготы за это. И хотя здесь эти льготы были не особо нужны и часто смешны, своей особостью ветераны поступаться не хотели и память о боевом прошлом хранили свято.
Выходцам из бывшего СССР, где история практически каждой семьи делилась на «до», «во время» и «после войны», эта особость была понятна.
Коренные израильтяне, большинство из которых сами пережили, а то и непосредственно участвовали в нескольких войнах, теряя в них родных и друзей, в массе своей не могли уяснить, почему так кичатся «русские» ветераны своим участием в той далекой и чужой войне.
Для многих из них вся война в диаспоре сводилась к Холокосту, которого сами израильтяне перестали стесняться лишь после процесса над Эйхманом, и боевым действиям союзников, в которых принимали участие бойцы из Палестины, будущие командиры Хаганы. Бабий Яр у них больше ассоциировался с русскими евреями на войне, чем Сталинград и штурм Берлина.
Когда во второй половине 90-х «русские» старики с иконостасами медалей на неуместных в эту жару кителях незнакомой формы стали выходить 9 мая на свои парады, на них смотрели с недоумением. Но не считаться с этим было уже нельзя – следовало попытаться понять.

Монумент в честь жителей и защитников блокадного Ленинграда “Свеча памяти” в Иерусалиме

БОЛЬШЕ, ЧЕМ ДЛЯ ВЕТЕРАНОВ

Партия «Наш дом Израиль» с самого своего основания в 1999 году считала эту проблему своей. Это был сначала наш долг перед ветеранами, который мы (по крайней мере те из нас, что родились в СССР) знали из дому, будучи детьми или внуками солдат Великой Отечественной. Нам не надо было объяснять, что они сделали, от чего спасли жуткой ценой нас и весь мир. Нам следовало объяснить и доказать это другим – нашим соотечественникам, не имеющим этого семейного опыта.
Ныне покойный депутат от НДИ Юрий Штерн взялся за это со всей настойчивостью и убедительностью, на которую он был способен. В 2000 году Кнессет принял разработанный и внесенный им закон. Среди прочего он уравнивал по положенным льготам ветеранов и  инвалидов Второй мировой войны с ветеранами и инвалидами ЦАХАЛа.
Закон Штерна пробил юридическую брешь – придав ветеранам официальный статус. Но моральная сторона здесь гораздо существеннее материальной. Движение ветеранов Второй мировой войны в Израиле стало очень мощным, уважение к нему – беспрецедентно. Коренным израильтянам и молодежи уже не надо объяснять, как раньше, кто это такие.

КОГДА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 90-Х "РУССКИЕ" СТАРИКИ В НЕЗНАКОМОЙ ФОРМЕ СТАЛИ ВЫХОДИТЬ 9 МАЯ НА ПАРАДЫ, НА НИХ СМОТРЕЛИ С НЕДОУМЕНИЕМ. НО НЕ СЧИТАТЬСЯ С  ЭТИМ БЫЛО УЖЕ НЕЛЬЗЯ

62 памятника советским воинам-победителям расположены по всей стране: на главном военном кладбище на Горе Герцля в Иерусалиме, на нашем Крайнем Севере – в Маалоте и Кацрине, и на юге – в Эйлате, Ашдоде, Ашкелоне, Беэр-Шеве.
Есть 9 площадей Победы в разных городах Израиля. Уже упомянутая роща Красной армии под Иерусалимом и лес Красной армии, в котором намечено высадить 200 тыс. деревьев – по числу еврейских солдат и офицеров Красной армии, погибших во время войны. Электронная книга памяти, которую сейчас пополняет израильский Совет ветеранов, составляет уже 167 тысяч имен. Действуют около полусотни комнат боевой славы и музеев воинов-евреев во Второй мировой войне. В стадии монтажа главный музей еврейских воинов в Латруне.
В канун 75-летия Победы НДИ провел Закон о Дне Победы. Разработал и внес его депутат Одед Форер (недавно он стал министром сельского хозяйства), представитель 5-го поколения израильтян, потомок основателей Реховота. И это еще одно свидетельство того, что идея увековечивания подвига солдат Красной армии в борьбе с нацизмом перешагнула общинные рамки и стала общенациональной.
В соответствии с новым законом, 9 Мая стало официальной праздничной датой в государственном календаре Израиля. Праздничные мероприятия, занятия в школах и молодежных организациях, посвященные теме участия еврейских бойцов в войне с нацизмом, стали обязательными. Постепенно (и уже на основании закона) вносятся соответствующие изменения в школьные учебники и программы, чтобы у сегодняшних школьников не было сомнений, на чьей стороне воевали во время той войны прадеды их русскоязычных сверстников и какой вклад в разгром нацизма они внесли.
Также во многих городах проходят парады ветеранов на 9 Мая.
В честь 75-летия Победы впервые такой парад был проведен на площади торжественных церемоний перед зданием Кнессета.
К сожалению, все меньше ветеранов в состоянии пройти даже такое небольшое расстояние по майской израильской жаре. С каждым годом их все меньше в парадных рядах. Зато больше становится их внуков, многие из которых идут в колоннах в своей форме солдат ЦАХАЛа.
Это и было нашей целью. Сегодня мероприятия в честь еврейских воинов, сражавшихся с нацизмом, проводятся уже не столько для ветеранов, сколько ради молодого поколения израильтян. Они должны знать, что без 1945 года не было бы и 1948-го, что без победы над нацизмом не было бы еврейской страны, что ради нее еврейские воины воевали и гибли в армиях других государств, потому что своей армии у нас тогда не было, а общий враг был.
И мы его победили.

Фото: Лев Гельфанд, архив


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ