Гран-при фестиваля в Италии – у Израиля

13 минут чтения

Галина Цукер руководит в Бат-Яме детским вокальным коллективом «Цветы Израиля».  Старейшая в Гуш-Дане школа-студия детского вокала, лауреат международных конкурсов и фестивалей в Израиле, Италии, Испании, Румынии, Болгарии, Македонии, России, Германии, Чехии. Пару дней назад коллектив привез в Израиль «Гран-при» конкурса в Италии.

Трудно себе представить культурную жизнь города без этого коллектива, как и трудно оценить то, что делает для воспитания детей этот человек, истинный подвижник и прекрасный музыкант.

С вопроса о том, давно ли существует коллектив «Israel flowers» и началась наша беседа. По словам Галины, двадцать третий год, «и называемся мы, если быть точным, Театр-студия детского вокала». 

— Расскажите о том, как все начиналось…

— Я приехала из Подмосковья, из Обнинска в 1999 году. До репатриации руководила четверть века большой музыкальной студией. Как раз отметила свой юбилей перед самым отъездом, буквально за две недели. Потому имея за плечами такой серьезный опыт, не хотела его терять и, конечно же, очень хотела работать в Израиле по специальности. Не думала, что буду руководить, но надеялась, что в любом случае найду работу хормейстера. И буквально сразу по приезду наткнулась на объявление, что требуется специалист в детскую эстрадно-хоровую студию. Я позвонила пришла на собеседование, чуда сразу, правда, не случилось, не могу сказать, что разговор получился, но, тем не менее, со мной связались примерно через полгода. А я себе дала слово, что выйду на уровень, который мне позволит заниматься своей профессией через года два. Что греха таить, были и те, кто поднял меня на смех, мол, здесь на каждом шагу хормейстер, вряд ли удастся устроиться. И все-таки мне позвонили, представляете?! 

— И как дальше развивались события?

— Так получилось, что с начала учебного года я взяла под свое крыло вокальный ансамбль из ребят старшего возраста – там было всего четыре человека. А к концу учебного года у меня было несколько групп, и в каждой – уже по десять-двенадцать человек: дети приходили – и оставались. Но мне, исходя из своего собственного опыта, хотелось достичь большего, и потому к концу учебного года я просто-напросто ушла в никуда. Сказала: вы меня не рассчитывайте, я с сентября на работу не выйду… 

— Почему вы решили уйти?

— У меня другой взгляд на систему преподавания, другие предпочтения, другой подход. Но я работала не только с этой группой, помимо этого, была  и еще работа, и потому меня ничего особенного не сдерживало, при том, что отношения в коллективе сложились нормальные, никаких конфликтов. И, как говорится, тем не менее… 

— А как отреагировали ученики и родители?

— Вот тут и начинается самое интересное. Они в начале учебного года обнаружили, что меня в студии нет. Мне стали звонить, спрашивать, что случилось. Я попыталась объяснить, что ушла по личным причинам, но студия не закрылась, коллектив остался, и, как я считаю, им надо продолжать обучение. Парадокс в том, что и родители, и ученики не согласились с такой постановкой вопроса, и это подтолкнуло меня к каким-то активным действиям, я не могла подвести ожидания людей, в меня верящих. Стала искать, и наткнулась на какую-то НКО, которая предлагала разные формы образования детей, в том числе, преподавание английского, физкультуры и много чего другого. Я наобум позвонила, представилась и рассказала о себе. Меня спросили, могу ли я с собой привести пять-шесть детей, и я ответила: да. И мне ответили, что тогда найдут для меня и моих подопечных место, что на тот момент было очень важным. После того, как организационные вопросы были утрясены, я позвонила родителям, чьи дети хотели по-прежнему заниматься со мной, и они пришли, и я начала занятия. Так у меня появился свой коллектив, который я и назвала «Цветы Израиля» — почему-то это название сразу мне пришло в голову. Название прижилось, а потом уже появились и «Цветы Иерусалима», «Цветы Ашдода», пошли по нашим следам. 

— Какое направление в работе вы выбрали?

— Профиль я поняла сразу: будет пение – сольное, ансамблевое, это прежде всего, потому что ребенка очень важно воспитывать и обучать в ансамбле. 

— Сколько человек у вас сегодня занимается в студии?

— Примерно около семидесяти человек. Могли бы больше, но это связано с арендой: если помещение побольше, то значит, надо платить больше, а это дополнительная финансовая нагрузка на родителей. А у меня такая установка по этому поводу, — что там была, что здесь, — чтобы семья со средним доходом могла себе позволить учить ребенка музыке. 

— С какого возраста вы принимаете детей к себе?

— С четырех лет. Была бы возможность, брала бы и пораньше. 

— Где вы базируетесь?

— В здании «Эшколь ХаПайс», где есть зал, есть классы. Когда мы обратились к руководству с просьбой нас туда запустить, оно не возражало; нам лишь поставили одно условие: занятия должны проходить после обеда. Нас это вполне устраивало. Вот с тех пор мы там и обитаем.

— То есть, у вас занимаются дети с четырех до пятнадцати-шестнадцати лет?

— Это в основном. Но, знаете, есть ребята и постарше, которые все равно остаются в коллективе, потому что им нравится здесь находиться. У меня есть ребята, которые даже в армии отслужили, и вернулись к нам, есть те, кто занимался даже тогда, когда служил в ЦАХАЛе. У нас взрослый ансамбль из семи человек – так там половина после армии, есть и старшеклассники. Привыкли, притерлись – и по-прежнему продолжают заниматься. У меня в коллективе, к примеру, есть девочка, ей двадцать три года, она отслужила в армии, демобилизовалась, вернулась снова к нам, и до сих пор с нами, вот, съездила недавно в составе нашей группы в Италию на фестиваль. Мне как-то сказали: если к тебе семья приводит одного ребенка, затем второго, затем – если есть, — и третьего, значит, твоя работа действительно чего-то стоит, а твой коллектив уверенно стоит на ногах… 

— Галина, а как вообще строится работа в студии?

— С каждой группой по-разному. Скажем, малышей мы берем практически без конкурса, но с ними надо серьезно заниматься, поскольку они, как говорят у музыкантов, «нераспетые», и мы с ними работаем исключительно в группах по восемь-десять человек, максимум двенадцать, чтобы до каждого дойти. Такова специфика, больше нельзя, хотя это и сложно, к примеру, с точки зрения финансовой, просто так не развернуться. Но иначе невозможно продвинуться. Так проходит года два, и уже к семи-восьми годам, когда дети попели в группах, закрепились, обрели нужные навыки, можно переходить к индивидуальному вокалу потихоньку, разбивая их на дуэтики. Мы учим ребят музыке, преподаем ритмику, вводим в обучение игровые элементы. 

— Ваши подопечные, в основном, русскоязычные?

— Большей частью. Но не все. Есть те, кто здесь родились, с ними надо, как говорится, слово на русском, слово на иврите, потому у нас в учебной программе и песни на двух языках. В процессе обучения мы их разбиваем на малые ансамбли, причем, разностилевые: кто-то больше к джазу тяготеет, кто-то к современной песне. И самое ценное, что поют и классику тоже. Многие удивляются: и как это, Галина, вы заставляете их петь классику? Я смеюсь: да не заставляю я никого петь классику! Они сами к ней тянутся. У меня девчонки в старшей группе нередко говорят: «Галина, я уже этот романс выучила, а когда дадите следующий?»… Мы ежегодно проводили концерты классической музыки до пандемии, снимали залы с акустикой, работали с живой музыкой. Выступали в концертном зале Фелиции Блюменталь в Тель-Авиве, в Бат-Яме нередко давали концерты, и везде звучала классика: соло, дуэты, ансамбли. А помимо прочего, мы ставили еще и мюзиклы, вот где было раздолье, поскольку участвовали в них все – от мала до велика, никто не оставался без роли. А с мюзиклом на музыку известного композитора Марка Минкова даже ездили в Германию. У нас работает прекрасный пианист и композитор Алекс Голд, занимается вокалом с детьми, в основном, специализируется на современной песне. Так он написал мюзикл на библейский сюжет – «Тайна рождения царя Давида», и мы этот мюзикл прокатили по Израилю, а сейчас еще и переводим на иврит. Может быть, поедем с этим спектаклем на какой-нибудь зарубежный конкурс. 

— Часто бываете за рубежом?

— Практически ежегодно. Коллектив немного сложнее везти за границу, в силу разного рода обстоятельств, но солисты ездят постоянно. Начинали мы с Болгарии, были там за все время раз пять-шесть, — и солисты, и трио, — были в Румынии, Чехии, в Германии, в Испании, в Эстонии, сейчас, как я говорила, только-только вернулись из Италии, в Грузию ездили с коллективом.

— Можно немного подробнее о фестивале в Италии? Где он проходил?

— Он проходил в Риме, это – международный фестиваль детского творчества, ежегодный, в следующем году ему исполнится пять лет. Создан он был по инициативе итальянского оперного певца, он и, собственного, руководит фестивалем и жюри, которое оценивает выступающих. Причем, должна сказать, что оценки выставляются по гамбургскому счету, никаких скидок. И тем почетнее успех, которого удалось добиться нашей делегации.

— Представительная получилась делегация?

— Всех нас вместе было 36 человек, половина – дети, участники фестиваля. Дети разного возраста – от восьми лет до двадцати трех, такой был разброс. Кстати, хочу отметить, что фестиваль относится к ряду весьма престижных: достаточно сказать, что среди конкурсантов оказались представители двадцати двух стран со всего мира. Соперники нам попались очень серьезные. К примеру, два прекрасных коллектива из Беларуси, из Грузии приехали блестящие исполнители, из Ирландии была удивительная группа. И к нашей чести, мы на их фоне выглядели очень и очень прилично. Между прочим, помимо высоких оценок за выступление, многие отмечали и доброжелательный характер наших детей, открытость, улыбчивость, теплоту по отношению к другим исполнителям.

— То есть, как я понимаю, наши не подвели?

— Еще бы! Во-первых, гран-при получила Мишель Монталь. Во-вторых, много первых мест. Даниэла Михеева, которая до того удостоилось гран-при на престижном конкурсе в Берлине – «Берлинская жемчужина», тоже в этом году. Женя Аверков также завоевал первое и второе место в разных номинациях – а таковых было много, к примеру, джаз или современная музыка. В номинация ансамблевого исполнения мы взяли все первые места: ансамбль мальчиков и сводный ансамбль. Великолепно выступил 12-летний Леон Логвиненко, занял первое место. Он, кстати, получил недавно гран-при в Эйлате. Потрясающего таланта ребенок!

— Конечно, многое зависит в таком успехе от педагогов. Сколько человек из педагогического состава у вас работает?

— На данный момент – я и Алекс Голд, но до коронавируса работало несколько человек, в том числе, хормейстер Елена Аважански, Анна Корочек и пианистка Амалия Скибински –великолепные специалисты своего дела. Конечно, мы бы хотели их вернуть, и, вот, сейчас задумали новый проект, ходили уже с ним к заместителю мэра города, обсуждали, как его реализовать, тем более что есть поддержка со стороны министерства просвещения, оно готово субсидировать этот проект, чтобы дети за небольшие деньги могли заниматься в специальном для этого муниципальном помещении. Такие проекты, к сожалению, быстро не реализуются, поскольку связаны с бюрократией, но мы надеемся, что все-таки дело с мертвой точки сдвинется, хотя пока оно застряло на каком-то этапе. А дело, как мне кажется, нужное, необходимое – и городу, и детям. 

— Как складывается жизнь ваших воспитанников? Кто-то из них уходит в большое плавание – на профессиональную сцену?

— Конечно, не все, но уходят. Скажем, Этель Фейгман занимается современной музыкой, поет рок, работает с какой-то группой, пишет музыку, выпустила свой первый альбом. Женя Аверков учится в музыкальном колледже по специализации «поющий актер». Яна Торчинская поступила в Академию, отучилась какое-то время, затем уехала в Москву, поступила в Гнесинку на академический вокал. Две девочки выдержали колоссальный конкурс, поступили в армейский ансамбль. Есть и еще ребята – кто в Израиле поет, кто уезжает за рубеж. Но, понимаете, у меня нет цели – готовить обязательно профессионалов.  Я своим подопечным обычно говорю: неважно, какая у вас будет профессия, неважно, кем вы будете работать – главное, чтобы бы никогда не расставались с пением.

Аркадий Бен-Цви

Запись на прослушивание — 050-712-9010 Галина

Сайт школы студии «Цветы Израиля».

Страница на Facebook

Фото — Александр Коноплев,Илья Каган, Алена Цафрина


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ