НАДО ЖИТЬ СЧАСТЛИВО УЖЕ СЕГОДНЯ

10 минут чтения
Игорь Рябенький

«Надо жить счастливо уже сегодня. Не стоит откладывать»

Беседовала: Светлана Браницкая

О фондах AltaIR Capital

Первый венчурный фонд AltaIR.VC объемом $20 млн Игорь Рябенький поднял в 2012 году. Его партнерами тогда стали владелец Game Insight Игорь Мацанюк и сооснователь Mail.Ru Group Михаил Винчель. Фонд специализировался на инвестициях в стартапы ранних стадий (pre-seed) и провел пять десятков сделок средним чеком $100–200 тыс. Второй фонд AltaIR Seed Fund на $100 млн Рябенький поднял два года спустя. Его проинвестировала структура Millhouse Capital, подконтрольная Роману Абрамовичу. В конце 2019 года Рябенький запустил третий фонд размером $200 млн с якорными инвесторами из предыдущего фонда. Третий фонд рассматривает стартапы на стадиях seed и раунда A. Структуры Рябенького инвестировали в Miro, PandaDoc, CarPrice, Profi.ru, LinguaLeo, Mubert, Cherry Home, Wallarm и другие проекты с русскоязычными основателями. Сейчас AltaIR Capital специализируется на проектах в сферах SaaS, D2C (direct to consumer), Marketplaces, Healthtech, Fintech, Insuretech и Adtech.

Венчурные фонды – это своего рода market maker, во главе них стоят визионеры, которые определяют будущее. Без Sequoia Capital (американский венчурный фонд, инвестировал в стартапы, ставшие многомиллиардными компаниями) не было бы Google и Apple, Cisco, Yahoo, PayPal, Youtube и других… Картина мира венчурного инвестора (VC) играет первую скрипку в формировании технологических трендов. МосТ расспросил основателя и управляющего партнера венчурного фонда AltaIR Capital Игоря Рябенького о его картине мира.

МосТ: Какие вопросы вы задаете людям – основателям стартапов, потенциальным партнерам – чтобы понять, кто они? На что в первую очередь обращаете внимание?

Игорь Рябенький: Основное, что хочется понять про людей – что ими движет. Если человек делает стартап, или работает в каком-то бизнесе, или инвестирует, хочется понять: а для чего он это делает? Он самовыражается, сверхидею реализует или просто зарабатывает средства к существованию? От этого многое зависит. Особенно, если ты с человеком строишь не однодневные отношения в бизнесе. Чем лучше понимаешь его мотивацию, тем меньше рискуешь нарваться на неприятные сюрпризы.

МосТ: Чем вас удивил 2020 год? Или, возможно, вы сами себя чем-то удивили?

Игорь Рябенький: Удивило, что люди оказались очень управляемыми, что так легко оказалось ликвидировать свободы.
Но год оказался очень удачным для нашего фонда, так как (даже не знаю, случайно или нет) большинство проектов портфеля это финтех, productivity tools, а также телемедицина. Все это мейнстрим и неплохо взлетело, когда все перешли на удаленную работу.
Еще получилось так, что мы «закрыли» (собрали капитал вкладчиков, предназначенный для финансирования стартапов – прим. МосТ), свой новый фонд перед началом пандемии. Так что грех жаловаться.

"ГОД ОКАЗАЛСЯ ОЧЕНЬ УДАЧНЫМ ДЛЯ НАШЕГО ФОНДА, ТАК КАК БОЛЬШИНСТВО ПРОЕКТОВ ПОРТФЕЛЯ – ФИНТЕХ, PRODUCTIVITY TOOLS, А ТАКЖЕ ТЕЛЕМЕДИЦИНА"

МосТ: СМИ вас называют бизнес-ангелом (венчурный инвестор, дающий финансовую и экспертную поддержку компаниям на ранних этапах развития – МосТ) Романа Абрамовича. Это сегодня хороший бенчмарк для венчурного фонда?

Игорь Рябенький: Ни мне, ни ему, думаю, эти «ярлыки» не нравятся. Тот факт, что люди, которые умеют зарабатывать деньги, доверяют мне и команде фонда эти средства инвестировать, конечно, позитивен. В фонде Altair Capital много серьезных инвесторов.

МосТ: На какие технологии направлен ваш визионерский взор, где ищете своего Стива Джобса?

Игорь Рябенький: Стива Джобса я, может, и не нашел, но нашел достаточно сильных предпринимателей, прежде всего в России и в Израиле, которые очень хорошо прут наверх. И я продолжаю таких находить. Мы проинвестировали больше 200 проектов. Потом из этих ранних стадий вырастают большие истории. У меня нет такого видения, что я хочу это делать в какой-то конкретной сфере. Но у нас в фонде выращена отличная команда, которая имеет мировую известность в области productivity tools. В этом году мы инвестировали из нового фонда в две компании, которые, предполагаем, станут единорогами.
Сейчас печатный станок включен на полную. Традиционно лучшей защитой от инфляции считалась недвижимость, но на рынке недвижимости огромная неопределенность. И мы понимаем, что вместе с инфляцией будет расти оценка компаний. Если сегодня мы объявим IPO компаний стоимостью $20–30 млрд, то их оценки могут подняться до $100–200 млрд.

МосТ: Есть ли особая культура у израильских стартапов? Как вы оцениваете потенциал израильского венчурного рынка?

Игорь Рябенький: Знаете, когда я в Израиль поехал работать, то не был уверен, что мне там найдется место. Я до этого сделки делал или в Европе, или в постсоветском пространстве. Тот факт, что мы в Израиле стали заметным игроком – стал сюрпризом. Здесь большой предпринимательский драйв, очень много появляется новых проектов. Активные ребята – выпускники Техниона (технологический университет в Хайфе – МосТ), выпускники «Шмоне матаим» (8200, «Восемь двести» – основное подразделение радиоэлектронной разведки Армии обороны Израиля. – МосТ). С блестящими техническими решениями. Множество людей с видением, как строить стартапы и как покорять мир, и им это реально удается. Очень многие проекты, в которые я в США даже инвестировал, на поверку оказались израильскими.
Что лежит в основе всего этого? Первое – это технологии двойного назначения. Люди, которые создают технологии военного назначения, от которых зависят человеческие жизни, потом для бизнеса делают их очень круто. Во-вторых, в Израиле очень хорошее высшее образование. И, наконец, страна небольшая, своего рынка нет – поэтому они изначально открыты всему миру, нацелены на глобальные рынки. Такая открытость создает отличные условия для развития экосистемы.

МосТ: Вы следили за выборами в США?

Игорь Рябенький: Следил, но лениво. Не думаю, что эти выборы какие-то судьбоносные.
Когда я общаюсь с американцами, то стараюсь про политику с ними вообще не говорить – только про бизнес. Но иногда меня прорывает: «Вы не понимаете, а я прожил половину своей жизни в Советском Союзе». Причем самые левые сегодня – это самые богатые штаты, например, Калифорния. Историю Саввы Морозова надо им преподавать.

МосТ:

Миллиардер и один из успешных мировых инвесторов Рей Далио (основатель Bridgewater Associates,

управляет активами $160 млрд — МосТ) регулярно выступает со статьями на эти темы. Главной угрозой для американского общества  Далио считает растущее имущественное неравенство, которое сопровождается неравенством в ценностях. По оценке Далио, нездоровые экономические практики в странах с резервными валютами будут только усугубляться, а пропасть между богатыми и бедными нарастать. Он предлагает  решать проблемы, в том числе, с помощью более высоких налогов на богатство. Что вы об этом думаете?

Игорь Рябенький: Очевидно, что невозможно по желанию поменять фундаментальные законы рынка. Рея Далио я очень уважаю как бизнесмена, но не считаю большим философом нашего времени.
Сам я больше придерживаюсь либертарианских взглядов. Вмешательство государства должно быть минимальным. Совсем не согласен, что государство хороший хозяйствующий субъект. И поэтому стараюсь избегать проектов b2g.
Я все больше становлюсь сторонником безусловного базового дохода. Сейчас уровень мирового ВВП это позволяет. Понимаю, что это не самый простой путь. Но финансово гораздо выгоднее иметь такой доход, чем неравенство в обществе с кучей потребителей, которые избирают власть – отчего власть вынуждена с ними заигрывать.
Да, все имеют право на приличное существование, на доступ к нормальному питанию, медицине и т.д. – в общем, на обеспечение базовых потребностей. Вы можете получить это от государства, если нуждаетесь в поддержке. Но вот дальше – извините: право голоса пусть имеет тот, кто платит налоги.

"ДЛЯ МЕНЯ ОСНОВНОЕ – ЗАРАБАТЫВАТЬ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ СВОИ ПРОЕКТЫ ОСУЩЕСТВЛЯТЬ"

МосТ: Власти США обсуждают идею разделить бизнес гигантов Apple, Facebook, Amazon и Google под предлогом недобросовестной конкуренции и монополизации рынка. Инициативу США подхватил Европейский союз: он объявил о создании списка из 20 IT-компаний, чье влияние нужно придержать. На чьей вы стороне?

Игорь Рябенький: Тяжелый вопрос. Может быть, антитрастовое законодательство и нужно. Но государство против технологических гигантов, потому что это конкуренты, посягающие на его монополию во многих областях. Но я уверен, что лучше много технологических гигантов, чем одно государство.

МосТ: Вы pro bono принимаете участие в образовательных и менторских проектах. Написали книгу. Во время карантина вместе с друзьями, венчурными инвесторами из Калифорнии, запустили программу для стартапов на YouTube – «VC Кухня». Зачем?

Игорь Рябенький: Это из разряда отдавать, gift back. Мы делимся своими знаниями с теми, кому это может быть полезно. Игорь Шойфот (партнер TMT Investments, основатель проекта Startup котики и «VC кухня». – МосТ) это задумал. Я с удовольствием ему помогаю. Передаем свой опыт молодым стартаперам – надеюсь, людям это поможет. С этой целью и книгу написал.

МосТ: Как вы восстанавливаете энергию? Шабат соблюдаете?

Игорь Рябенький: Стараюсь плавать, гулять, в гольф играю. Шабат – это вообще святое. Я вообще не очень религиозный человек, но считаю, что Шабат не зря появился и надо его соблюдать.

МосТ: Говорят, все люди атеисты до первой турбулентности? Вы же много летали до пандемии…

Игорь Рябенький: Знаете, я пережил в детстве клиническую смерть и видел «свет в конце тоннеля», про который пишут в книжках. В этом смысле меня трудно уже испугать. С приятелем начали бегать через дорогу – выскочила «скорая» и меня сбила. В больнице сумели откачать, но клиническая смерть была.
Я не раз попадал в тряску в самолёте, и у меня никогда не было мысли молиться в тот момент. Только позвонить близким. Я летаю много, и когда попадаешь в грозу, и самолёт не может сесть… Или в тайфун – однажды на пути в Сингапур. Не пожелаю никому
такого опыта.

МосТ: Что вас мотивирует?

Игорь Рябенький: Всегда надо жить счастливо уже сегодня. Никогда не стоит откладывать жизнь на завтра. Я вырос в бедной семье, папа инженер, трое детей. Но я был бесшабашно счастливым все свое детство. Потом учился, работать пошел рано. И у меня никогда не было какой-то идеи перетерпеть в ожидания будущего счастья. Я никогда так не жил. И не собираюсь.
Меня никогда не интересовали просто деньги. Для меня основное – зарабатывать для того, чтобы свои проекты осуществлять. И потом это превратилось в венчурный бизнес. В своей профессии я постоянно узнаю много нового, все время какие-то новые решения, новые схемы и т.д. И знаю, куда надо дальше развиваться профессионально.

МосТ: А какие сказки любили в детстве? Любимую помните?

Игорь Рябенький: Читал их все подряд, и все нравились – русские народные сказки, сказки Афанасьева… А любимая была – «Алиса в стране чудес». Я ради нее выучил английский, чтобы прочитать в оригинале.

МосТ: Судя по вашим соцсетям, у вас есть еще одно увлечение, помимо венчурных инвестиций, – фотография…

Игорь Рябенький: Я очень люблю путешествовать и фотографировать. Так что в этом году мне будто крылья подрубили. Зато много поездил по Израилю и нашел красоты рядом. Одно из путешествий, которое запомнилось – пустыня Негев. Ездили туда вместе с друзьями смотреть на звездопад. В прошлом году – Таиланд, в Камбодже побывал первый раз. До этого – Африка, Южная Африка, Галапагос, Антарктида, Аляска. Но я надеюсь, что все еще будет.


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ