НОМЕР «ДВА»

4 минут чтения
Светлана Браницкая
главный редактор

Тема этого номера – свобода. «Осознанная необходимость», как обозначил эту опцию для потомков Спиноза, была закодирована в «геноме», как деньги и любовь. У цитаты есть продолжение – «Люди ни над чем так мало не властны, как над языком своим». Как подметил Войнович, «люди ведь – это такие существа, как только им разрешишь говорить, что хочешь, так они что хочешь и говорят». Сегодня особенно активно «говорят, что хотят» на Clubhouse. В этом смысле новая площадка похожа на граффити. По заявленной теме там мог бы завязаться гипотетический мастер–класс мыслителей с «геномом свободы». К примеру, Зигмунд Фрейд диагностировал бы без прелюдии, что «большинство людей в действительности не хотят свободы, ответственность людей страшит». Милтон Фридман предостерег общество, которое равенство ставит выше свободы, и в таком случае не получает ни того, ни другого. Боб Дилан заявил о единственной свободе – творить. «Нам было еще труднее, но мы свергли с пьедестала самого Бетховена!» Кафка посоветовал не иметь особых иллюзий о свободе воли. Модератор Виктор Пелевин подведет итоги дискуссии: «Свободна ли Ваша воля? – Вы знаете, как говорил Чапаев в известном анекдоте: «Я себе такую гадость даже представить не могу». У меня нет никакой воли, которую я ощущал бы непосредственно, как язык или руку».
Да, интересно было бы послушать такие беседы. Рей Курцвейл обещает, что к концу десятилетия мы сможем загружать в VR собственное сознание. И станем свободны в выборе собеседников.
А тем временем, МосТ побеседовал с героями нового номера в преддверии праздника. Песах ведь не только про свободу, но про путь. И про то, что, «нет на свете ничего такого, чего нельзя было бы исправить», как заверили Стругацкие. А дальше – уже наш выбор.

Арсен Даниэль
художник-дизайнер, журналист (Иерусалим)

Израиль сильно повзрослел за эти бурные годы. Подорожал, помоднел,
выросли и стали заметно выше Тель-Авив с Иерусалимом. На этом фоне
выглядят особенно несчастными старые кварталы-«шхунот». Все в них
теперь кажется таким задрипанным, туристам показывать нельзя,
особенно «русским»… С одной оговоркой — чем беднее и одноэтажнее
район, тем роскошней в нём граффити. Какой Бэнкси, о чем вы? В тель-
авивских граффити больше мастерства, изобретательности, но главное —
на порядок больше смыслов.
Существуют настенные мемы, уже давно ставшие символами страны.
Один из них — на нашей обложке.
Бородатый дядя — отец-основатель самой идеи Израиля как независимого государства — Теодор Герцль, человек, сформулировавший концепцию сионизма и возвращения евреев в свою Страну. Книга «Еврейское государство» (нем. Der Judenstaat, ивр. ‏מדינת היהודים‏‎ — буквально «Государство евреев») была опубликована 14 февраля 1896
года в Берлине и Вене и стала идейным фундаментом, триггером, манифестом, мечтой, запрограммировавшей будущее.
Сегодняшний Израиль оказался исчерпывающей реализацией самых смелых теорий Герцля. Любой израильский школьник знает герцлевскую цитату: «Если захотите – это не сказка!» Несколько поколений сионистов, строивших Израиль, шептали эту цитату, вбивая сваи будущего Тель-Авива в прибрежные дюны, поливая первые деревца на
его намечающихся бульварах, открывая первые школы, электростанции, кафе… И продолжали шептать, слушая первого премьер-министра Израиля, Давида Бен-Гуриона, сказавшего легендарные слова: «Наша страна станет настоящим государством, когда у нас будут собственные воры и проститутки!» И посмеивались про себя, не представляя, как такое возможно.
И когда бульвары зазеленели, простецкие домики на сваях стали самой дорогой недвижимостью Средиземноморья, а энтузиасты-инвесторы городской электростанции превратились в заоблачно-богатых монополистов, все эти утопические мемы утонули в сарказме.

Граффити на нашей обложке говорит: «Не хотите? Не надо!» И все
смеются. Над собой. Вроде как идеалы проданы, колхозы-киббуцы передохли из-за нерентабельности, пограничники так и не научились отличать туристов от переселенцев… А собственных воров и проституток все равно не хватает! Приходится импортировать…
Граффити в Израиле — первый боевой рубеж сатиры и самоиронии. Они о том, какая противоречивая и абсурдная у нас страна. Как в ней всё дорого, бестолково, несуразно… Но как же в ней хорошо! И да, мы сионисты, и нет, мы не хотим иначе. И песня «Эйн ли эрец ахерет!» («У меня нет другой страны!») — еще один мем — выжимает из нас слезу, когда мы за границей. И еще больше слёз, когда мы опять внутри. Дома. А на стене — граффити.


ВАМ МОЖЕТ ПОНРАВИТЬСЯ